пятница, 3 февраля 2012 г.

Полина Боргезе и Николо Паганини

Об этой прекрасной истории любви практически ничего неизве­стно. Великий скрипач оставил ее в своем сердце. И лишь некоторые свидетельства очевидцев и близких друзей Паганини рассказали о том, что значила Полина Боргезе в жизни известного музыканта.

Она была сестрой Наполеона Бонапарта, женщиной яркой, ос­лепительной, пылкой, покорившей сердца самых известных мужчин Европы, не оставившей равнодушным и сердце великого итальянца Николо Паганини.




Полина Бонапарте,

Полина действительно была красива. Многие отмечали, что у кня­гини был слишком острый подбородок и очень прямой нос, однако это ничуть не портило ее прекрасного лица. Фигура ее оставалась со­вершенной. Очень многие смогли оценить прелести ее тела, так как княгиня не отказывала ни в чем своим поклонникам. А их у нее было слишком много. Так много, что окружающие по праву считали По­лину самой аморальной женщиной страны. Один ее современник говорил: «Она являла собой необыкновенное сочетание совершенной телесной красоты и невероятной моральной распущенности».

Познав мужчин в самом юном возрасте, юная девушка не пыта­лась вести себя благопристойно. Она заводила романы с мужчина­ми, любила грубые развлечения, возводила в культ свое тело и плот­ские наслаждения. Ее совершенно не интересовали музыка, поэзия, история, живопись. Она не желала слышать об образовании и запре­щала своим любовникам заводить с ней умные разговоры.


Виктор Леклерк

Ее брат, наблюдая за развратной жизнью шестнадцатилетней се­стрицы, решил выдать ее замуж за одного из своих подчиненных, мо­лодого и статного генерала Виктора Эммануила Леклерка, который слыл воспитанным, терпеливым и во всем прислушивался к Напо­леону, к тому же обладал значительным состоянием. Бонапарту этот брак показался весьма выгодным. Молодая пара обвенчалась летом 1797 года, а спустя год юная жена роди­ла супругу сына, которому суждено было прожить всего четыре года.

Вскоре после рождения у Полины ребенка Наполеон отправил генерала Леклерка в Вест-Индию и настоял, что­бы его жена поехала с ним. Та, узнав об отъезде из Парижа — центра развлечений и роскоши, решительно отказалась со­провождать супруга. Разгневанный Бо­напарт силой посадил сестру на корабль, который с четой Леклерков отплыл в от­даленную французскую колонию в Ка­рибском море.

Прибыв туда, Полина нашла остро­ва весьма привлекательными и решила не отказываться от привыч­ной жизни. Она устраивала вечеринки, приемы и, как истинная жен­щина, наряжалась в роскошные платья, совершенно неуместные для тех мест. Однако пробыть в Вест-Индии супругам пришлось недо­лго. Вскоре на островах началась сильнейшая лихорадка, от которой за несколько дней скончался генерал Леклерк. Это было настолько неожиданно, что молодая жена в знак скорби обрезала свои роскош­ные волосы и, накрыв ими тело супруга, облачилась в черные одеж­ды. Спустя несколько дней она возвращалась в Париж.


Боргезе Камилло-Филиппе-Лодовико
итальянский и французский принц, князь Сульмоны и Россано

Однако носить вдовий креп Полина долго не стала. Она опять бросилась в объятия новых любовников, чем в который раз сильно разозлила брата. Тот вновь подобрал ей жениха, 28-летнего князя Камилло Боргезе, которого его пылкая сестрица и не подумала отвер­гать: князь обладал огромным состоянием, лучшей коллекцией брил­лиантов и роскошной виллой вблизи Рима. Так, в начале ноября 1803 года Полина стала княгиней Боргезе. Поздравить молодоженов прибыли мать невесты, два брата и нелюбимая невестка Жозефина. Однако план Бонапарта не дал результатов. Его сестра, став од­ной из самых богатых женщин Европы, больше не желала знать ка­кие-либо запреты. Спустя три года возмущенный и отчаявшийся супруг предложил Полине жить отдельно. Та с удовольствием при­няла столь заманчивое предложение князя Боргезе, предваритель­но отвоевав для себя право жить в туринском дворце, внушительное ежемесячное пособие и открыто стала приводить в свой дом любов­ников.

В тот период она встретила изве­стного музыканта Николо Пагани­ни, фигуру магнетическую, стран­ную и таинственную.



Паганини был высоким, худым и нескладным. Бледное, желтое, слов­но вылепленное из воска лицо каза­лось нездоровым. Вся его внешность внушала страх, но особенно поража­ли тонкие, неестественные, паукооб­разные пальцы, которые казались настолько длинными, что дали повод говорить о проведенной на кистях скрипача сложнейшей операции, после которой он якобы мог так вир­туозно исполнять трудные музыкальные произведения. Находились и те, кто считал, что феномен его неподражаемой игры на скрипке скрывался в редкой болезни, так называемом синдроме Марфана. Больные этим недугом отличаются особой внешностью: желтоватой кожей, глубоко посаженными глазами и очень длинными, худыми, «паучьими» пальцами. Были и те, кто полагал, что он продал душу дья­волу за поразительный музыкальный талант. Но, вероятнее всего, секрет великого музыканта заключался в его феноменальном упор­стве, трудолюбии и стремлении познать все возможности любимого инструмента.

Вокруг его личности ходило множество слухов. Одни пугались его вида и раздражительного, вспыльчивого характера, стараясь близко не подходить к странному музыканту. Других облик скри­пача завораживал и заставлял молиться на него, словно на что-то божественное.

Его любили женщины. Среди его любовниц были Элиза Бачокки, певица Антония Бьянки, ставшая ему впоследствии женой, ба­ронесса Елена Добенек, англичанка Карлотта Уотсон. Но только Полина Боргезе, его любимая Паолетта, стала для Паганини насто­ящей музой, которой великий музыкант посвятил несколько лучших своих произведений.

Они встретились в Турине, и спустя несколько дней маэстро стал любовником княгини. Влюбленная пара была неразлучна. Что при­влекало тонкого и осторожного скрипача в легкомысленной, распу­щенной, свободной от морали женщине? Паганини никому не ответил на этот вопрос. Как не рассказал никаких подробностей о встре­чах с Паолеттой.

Роман влюбленных был недолгим. Вскоре ветреная княгиня променяла бледного и больного скрипача на его собственного дру­га — придворного поэта и композитора Феличио Бланджини, ко­торого княгиня пригласила дирижером в якобы личный оркестр. Всем было известно, что никакого оркестра у мадам Боргезе не существовало. Бланджини, не сумев устоять перед чарами хитрой обольстительницы, забыл про верного друга в объятиях пылкой любовницы.

Обманутый Паганини вернулся в Тоскану. А бывшая любовни­ца, бросив дирижера так же внезапно, как и известного скрипача, завела очередной роман с молодым, любвеобильным художником. После многочисленных любовных интриг и порочных связей княги­ня заболела. Причину ее болезни придворные доктора объясняли «чрезмерными страстными идиллиями», советовали княгине прекра­тить отношения с любовниками и прописывали ей полный покой и горячие ванны. Та, усмехаясь предписаниям лекарей, не последова­ла их настоятельным советам и уехала в Париж с очередным любов­ником. Ей было 40 лет.


Полина Бонапарте

Спустя несколько месяцев она вернулась в Турин, туда, где ее так любили и боготворили местные жители. Свободная, независи­мая корсиканка была всегда открыта, обольстительна и непредс­казуема. Она продолжала устраивать пышные празднества с бала­ми и фейерверками. «Принцесса Туринская», «дамасская роза» бли­стала в своих великолепных нарядах и драгоценностях, которые те­перь скрывали ее когда-то такие роскошные прелести. Тело боже­ственной Полины утрачивало свою молодость. Она так страдала, что придумывала всевозможные хитрости, чтобы скрыть морщины. Теперь она появлялась в шикарных закрытых платьях, а ее шею украшали сорок нитей белоснежного жемчуга. Но здоровье ее все ухудшалось.

В последние дни своей жизни княгиня умоляла мужа приехать к ней и остаться во дворце какое-то время. Тот согласился, простив не­верную супругу.


Князь Камилло Боргезе

Она умерла от рака на руках у князя Боргезе 9 июня 1825 года. Полине едва исполнилось 45 лет. Говорили, что она скончалась с зер­калом в руке. Перед смертью она просила похоронить ее в закрытом фобу, чтобы никто не увидел ее старого и бледного лица. Полина Бор­гезе мечтала запомниться миру молодой. Ее волю исполнили и рядом с гробом поставили великолепную статую работы итальянского мастера Антонио Канова, для которой много лет назад позировала ос­лепительная княгиня.

Картинка кликабельна


Антонио Канова Полина Бонапарт в образе Венеры

О кончине любимой Паганини узнал через несколько дней. Пе­чальную новость ему сообщил бывший друг и соперник — Феличио Бланджини. Описывая последние дни жизни Полины, Бланджини писал: «Вспоминала ли княгиня тебя, Николо? Думаю, что нет… На бывших любовников она всегда смотрела снисходительно, будто бы сквозь пальцы».



Для великого скрипача это были мрачные, полные воспомина­ний и слез дни. И только родившийся спустя месяц сын смог вернуть музыканта к жизни. Паганини продолжал ездить по странам, давать концерты, запрашивая за них баснословные гонорары. Прославлен­ный итальянец стал бароном, обладателем огромного состояния, при­обрел графское поместье, собрал коллекцию редчайших музыкаль­ных инструментов. Паганини стал самым богатым музыкантом того времени. Но начавшаяся болезнь и сильнейшие горловые спазмы подрывали его силы.



К началу 1840 года он уже не мог разговаривать и общался с родными лишь с помощью записок. 27 мая 1840 года великого скрипача Николо Паганини не стало. Он умер в Ницце, но похоро­нить его, безбожника и якобинца, как обычного смертного, церковь запретила. На четыре долгих года тело великого музыканта было по­мещено в морг госпиталя для прокаженных. И лишь спустя годы, когда церковный запрет был снят, великого маэстро доставили на родину.

О княгине Боргезе теперь вспоминают как о сестре великого Бо­напарта, единственной из родственников, кто отправился с ним в из­гнание на Эльбу, кто просил правительство позволить жить с бывшим императором на острове Святой Елены и кто отдал большую часть своих сбережений для Наполеона. Самая аморальная женщина Ев­ропы оказалась мужественной, смелой и жертвенной.



Николо Паганини вошел в историю как основатель романтизма в итальянской музыке, как создатель великолепных произведений для скрипки и гитары, как неподражаемый, гениальный скрипач, в игре с которым «мог сравниться разве что дьявол».

А история любви музыканта к одной из обворожительных и кра­сивых женщин своей эпохи так и осталась неразгаданной тайной, о которой влюбленные предпочли молчать.

Комментариев нет:

Отправить комментарий