пятница, 9 марта 2012 г.

Женщины древней Руси. Марфа-посадница.




В истории Руси было не так уж много сильных и властных женщин, способных руководить государством в критические моменты его существования. Одной из них была Марфа-посадница, возглавившая борьбу Новгородской республики с Великим княжеством Московским во второй половине XV века.


А. Гусев 1857 год

Образ этой удивительной женщины уже несколько веков пытаются осмыслить историки, писатели, поэты, живописцы. Но достоверных сведений о ней сохранилось немного. Это естественно, так как на страницы летописей и официальных документов она попала только тогда, когда оказалась во главе одной из новгородских партий, выступивших за открытую борьбу с Москвой. А так как схватку за власть она в конце концов проиграла, то письменное отражение её деятельности осуществлялось не без предвзятости. Сохранилась даже такая оригинальная, но маловероятная версия её действий по подчинению Новгорода Литве: «Хотячи поити замуж за литовского же пана, за королева, да мыслячи привести его к себе в Великий Новград, да с ним хотячи владети всею Новгородскою землею...».

Но вернемся к реальной истории Марфы-посадницы. Её отцом был Семен Лошинский, представитель знатного новгородского боярского рода. Марфа дважды побывала замужем. Сначала её выдали за боярина Филиппа. В этом браке родились сыновья Антон и Феликс, впоследствии погибшие в Заонежье, видимо, во время сбора дани с подвластных земель. После смерти Филиппа Марфа вышла замуж за новгородского посадника Исаака Борецкого. В этот раз мужа себе она выбирала сама, не в последнюю очередь руководствуясь материальными соображениями. В новом браке родилось трое детей: Дмитрий, Фёдор и Ксения. Считается, что после этой женитьбы в руках семьи Борецких оказалось около трети новгородских земель. Колоссальное богатство позволяло Марфе и её мужу оказывать реальное влияние на новгородскую жизнь.



Похоронив обоих мужей, Марфа Борецкая осталась самостоятельной хозяйкой со значительными земельными угодьями, которые в дальнейшем увеличила за счет собственных «прикупов» и земель, колонизированных с ее ведома или по ее распоряжению представителями вотчинной администрации.
К 70-м годам XV в. по размерам своих владений Марфа являлась единственной в своем роде вотчиницей, не сравнимой с другими новгородскими боярами (Есиповыми, Овиновыми и др.). Считают, что по величине собственности Марфа к концу XV в. была третьей после новгородского владыки и монастырей. В описи ее владений можно увидеть пушнину в тысячах шкурок, и полотно в сотнях локтей, и хлеб в сотнях коробей, и мясо в сотнях туш, масло, кур, лебедей и многое другое, а главное — деньги: в вотчине Борецкой денежный оброк составлял 51 % владельческого дохода.
Собственный дом Марфы в Новгороде на улице Великой (Неревский конец города) представлял собой каменные палаты в два этажа, что выделяло его среди других боярских домов.

Благодаря огромным богатствам Марфа Борецкая обрела значительный политический вес. В памяти народной долго сохранялся ее образ — властной правительницы, карающей самодержицы.
Легенда рассказывает, что, узнав о гибели сыновей от первого брака в Заонежье, Марфа приказала сжечь там ряд деревень. В летописях Борецкая предстает непримиримой стяжательницей с мертвой хваткой.
В середине XV в., когда Соловецкий монастырь начал борьбу с новгородским боярством за обладание Обонежьем, с ходатайством перед посадниками о передаче островов во владение Соловецкому монастырю выступил соловецкий игумен Зосима. Но он был выгнан «единой от славнейших и первых града сего» — посадницей Марфой со словами: «Отчизну нашу отъемлет от нас!»
Марфа безжалостно уничтожала своих противников. «Житие Варлаама Важского» рассказывает, что будто бы некий Василий Своеземцев, спасаясь от интриг посадницы, вынужден был бежать со своим семейством из Новгорода в имение на Ваге, а боярин Мирославский поплатился за тяжбу с Марфой заключением в подземелье.


А.П. Рябушкин. Проезд Марфы Посадницы и вечного колокола. 1885-1886. Николаевский художественный музей им. В.В.Верещагина, Николаев.

Во второй половине 60-х годов XV в. деятельная вотчинница возглавила боярскую группировку, открыто выступившую против московской объединительной политики. В 1471 г. вместе с несколькими влиятельными новгородцами, в числе которых были боярыни Анастасия, вдова Ивана Григорьева, и Евфимия, вдова посадника Есипа Андреевича Горшкова, Марфа Борецкая выдвинула «своего» кандидата для посвящения в сан архиепископа — некоего Пимена. Будучи приближенным к прежнему архиепископу Ионе, он имел доступ к Софийской казне и передал Борецким немало средств на поддержку их «партии». Однако архиепископом был провозглашен Феофил, для которого, как мы помним, вышеупомянутая великая княгиня Марья Ярославна выхлопотала «опасные» грамоты. Вернувшийся из Москвы новгородский посол сообщил, что великий князь московский в своей речи назвал Новгород «своею отчиною». Марфа использовала это известие как повод к решительным действиям. Ее дом стал местом бурных политических собраний, а сама она — их вдохновительницей. «Многие люди па сонмище к пей приходили и много послушали прелестных и богоотметных ее слов, не зная о том, что было им на пагубу»,— отмечал позднее летописец, сокрушаясь, что «многие из народа» смутились «соблазном» слов посадницы.


Вечевой колокол. Миниатюра Лицевого летописного свода. ХVI век

К этому времени в политической жизни Великого Новгорода сложилось две крупных боярских группировки: одна выступала за тесный союз с Москвой, а другая, её практически возглавляли Борецкие, за «отложение» к Литве для сохранения республиканских привилегий и большей самостоятельности. Борьба между группировками шла жесткая и кровавая, в ход шли все средства, включая убийства противников.
Политическому влиянию рода Борецких способствовало и то, что вслед за отцом, умершим вероятно в 60-е годы, новгородским посадником стал Дмитрий. Стоит оговориться, что в этот период в Великом Новгороде выбиралось и назначалось из Москвы 18 пожизненных посадников, из числа которых на полгода избирался степенный посадник, формально являвшийся главой выборной власти. Любопытно, что Исаак Борецкий был посадником от великого князя Московского, но «смотрел» в сторону Литвы.


Дмитрий Иванович Иванов .Марфа Посадница. Вручение пустынником Феодосием Борецким меча Ратмира юному вождю новгородцев Мирославу, назначенному Марфой Посадницей в мужья своей дочери Ксении.
Изображена Марфа-посадница, наблюдающая, как Феодосий Борецкий передаёт Мирославу меч Ратмира.1808

Несмотря на высокое положение сына, родом Борецких и партией сторонников Литвы уверенно руководила сама Марфа. Но первую крупную политическую схватку она проиграла. Произошло это в 1470 году, когда проводились выборы нового новгородского архиепископа, традиционно имевшего значительный политический вес в республике. В ходе борьбы ставленник Борецких ключарь Пимен, которого планировали посвящать в сан в Киеве, потерпел поражение, а избранного Феофила возвели в сан в Москве.

В 1471 году великий князь Иван III, обоснованно рассчитывавший на поддержку новоизбранного архиепископа, объявил войну Новгородской республике. Возможно, он и дольше бы пытался решить дело миром, но под руководством Марфы начались прямые переговоры с Казимиром IV и был даже составлен проект договора о вхождении Новгородской республики в Великое княжество Литовское с сохранением определенной автономии и основных политических прав. Литва обещала Новгороду военную помощь, естественно, что дожидаться её подхода Иван III не стал.

Произошло несколько сражений, крупнейшим из которых стала Шелонская битва.
Сорокатысячное новгородское ополчение, возглавляемое степенным посадником Дмитрием Борецким, потерпело сокрушительное поражение. Дмитрий попал в плен и был казнен. Великий Новгород выплатил крупную контрибуцию, уступил часть своих земель Москве и присягнул Ивану III, но сохранил право самоуправления во внутренних делах. Партия сторонников Литвы была разгромлена, но это не остановило Марфу, сохранившую и богатства, и политическое влияние.


Комаров Николай Парфенович.

Марфе снова удалось сплотить вокруг себя недовольных московскими порядками, и в Новгороде практически сложилось двоевластие. В декабре1475 году Иван III вынужден был приехать в Новгород наводить порядок, но это только усугубило ситуацию.
Иван III посетил дома крупных новгородских бояр: Коробова, Казимира, а также богатой боярыни Анастасии Григорьевой. Лишь дом Марфы Борецкой не был удостоен этой чести: Иван III продолжал опасаться новых действий с ее стороны.
Стремясь окончательно поставить Новгород под свое влияние, Иван III потребовал от мятежной республики официального признания за ним титула государя, полного перехода судебной власти в его руки и создания в городе резиденции великого князя Московского. Сторонники Борецкой смогли на вече добиться отклонения требований Москвы, и республика начала готовиться к очередной войне. В Литву опять отправились послы с просьбой о помощи.


Лебедев Клавдий Васильевич.Марфа Посадница. Уничтожение новгородского веча.

Осенью 1477 года армия Ивана III осадила Новгород. Требования великого князя к мятежникам стали еще жестче: «Вечу колоколу в отчине нашей в Новгороде не быти, посаднику не быти, а государство нам свое держати». Реализация этого требования вела к окончательной утрате Новгородом самостоятельности. Естественно, что сторонники Марфы Борецкой яростно выступали против него и призывали к продолжению борьбы. Несмотря на все усилия Марфы, подкрепляемые прямым подкупом новгородцев, которым раздавались продукты и деньги, продолжать защиту города становилось все труднее. На улицах Новгорода между сторонниками и противниками Москвы начались вооруженные столкновения. Вскоре на сторону великого князя открыто перешли архиепископ Феофил и руководивший обороной города князь Василий Гребёнка-Шуйский.


Арест Марфы Посадницы с внуком Василием Федоровичем в Новгороде
Виктор Васнецов, 1877 г. Эскиз.

Иван III распорядился захватить Марфу с внуком Василием Федоровичем, отослать их в заточение и «тако конечне укроти Великий Новгород».
15 января 1478 года Великий Новгород открыл ворота перед великокняжеской армией. Было окончательно упразднено знаменитое новгородское вече и даже вывезен в Москву вечевой колокол.
Огромные владения Борецкой были отписаны на Ивана III. Марфа и её сторонники были схвачены и отправлены в Москву.


А. Кившенко.Присоединение Великого Новгорода. Высылка в Москву знатных и именитых новгородцев.

Дальнейшая судьба Марфы-посадницы точно не известна. По одним сведениям, она была перевезена в Нижний Новгород, пострижена в монахини и скончалась в 1503 году. По другой версии, она умерла или была убита по пути в Москву, произошло это на территории Тверского княжества в селе Млеве. Еще в начале ХХ века в Млев приходили паломники поклониться могиле Марфы, на которой происходили исцеления.

Еще долгое время в Новгороде Марфу считали защитницей новгородских вольностей, пострадавшей за активное сопротивление Москве. Естественно, что власть постаралась скрыть время её смерти и место погребения.


Комаров Николай. Марфа Посадница.

Марфа Борецкая и Зосима Соловецкий

Житие Зосимы Соловецкого рассказывает, что Зосима Соловецкий, основатель Соловецкого монастыря предсказал падение Марфы Борецкой. Это пророчество связано с посещением Зосимой Новгорода во время конфликта монастыря и Новгородского княжества в отношении прав монастыря на рыбную ловлю. Марфа один раз выгнала преподобного из Новгорода и он предрёк: «Настанет время, когда жители этого дома не будут ходить по своему двору; двери дома затворятся и уже не отворятся; этот двор опустеет». Через некоторое время по приглашению архиепископа Феофила Зосима вновь посетил Новгород и Марфа, раскаявшись, принимала его в своём доме. Она дала Соловецкому монастырю грамоту о правах на тони (места для рыбной ловли). Впоследствии появилось мнение что данный документ не мог быть выдан Марфой, а является поздней подделкой соловецких монахов.

Комментариев нет:

Отправить комментарий