пятница, 9 марта 2012 г.

Придворные шуты...Часть 2


Балакирев Иван Александрович(1699 — 1763) — придворный шут Петра I.

Выходец из старинного дворянского рода. Фамилия Балакирев происходит, по одной из версий, от татарских слов «бала кире» (упрямый ребенок). С XVI века Балакиревы жили в Рязанском княжестве, а в XVII веке один из Балакиревых был «стольником у крюка», служил во внутренних покоях при царе Алексее Михайловиче. Иван Александрович Балакирев происходил из костромской ветви рода Балакиревых.



Балакирев был представлен Петру I в 1715 году в Санкт-Петербурге. Он был определен в Преображенский полк. Ему было велено обучаться инженерному искусству. В 1719 году был взят для «домашних послуг» во дворец. Был назначен в ездовые к Екатерине Алексеевне.

Балакирев стал приближённым камергера Виллима Монса; служил рассыльным между ним и Екатериной. Балакирев был остроумным, но не воздержанным на язык. 26 апреля 1724 года Балакирев сообщил обойного дела ученику Суворову о том, что он возит письма Екатерины к Монсу. 5 ноября 1724 года на Балакирева поступил анонимный донос императору. Дознание было поручено А. И. Ушакову. Пётр I приказал пытать Балакирева, и тот сообщил о взятках Монса. Монс был казнён, Балакирев, как сообщник, был приговорён к 60 ударов батогами и ссылке в Рогервик на три года.

После восшествия на престол Екатерины I, в 1725 году Балакирев был возвращен в Санкт-Петербург. Ему присвоили звание прапорщика Преображенского полка. Балакирева определили ко двору Императрицы без определенной должности.

Императрица Анна Иоановна зачислила Балакирева в штат «дураков» — придворных шутов. За свои речи привлекался в тайную канцелярию. Из тайной канцелярии был вызволен лично императрицей с «внушением лишнего не говорить». В Санкт-Петербурге владел собственным домом — за Литейным двором. Несколько раз награждался императрицей.

В 1722 году, направляясь по Оке в Персидский поход, Петр Первый во второй раз побывал в Касимове. В свите Петра Первого был и Иван Балакирев. Он узнал, что титул правителя города не занят и попросил у царя позволения именоваться ханом касимовским. Царь в шутку дал согласие, так в Касимове снова появился «хан». Первоначально этот титул был формальным, но после смерти Петра Первого, по указу Екатерины I, Балакирев получил право владения бывшими имениями касимовских царей, чин поручика лейб-гвардии и титул «царя касимовского». Умер Иван Балакирев в Касимове. Его могила находится за алтарем Георгиевской церкви.

Изданное под его именем К. А. Полевым «Собрание анекдотов Балакирева» является собранием шуток и анекдотов, принадлежащих разным лицам. Они позаимствованы из сборника шутовских острот разных стран, переведенного с немецкого языка Васильевым еще в 1780 году. «Собрание анекдотов Балакирева» впервые издано в 1830 году, в XIX веке переиздавалось более 70 раз.


Иероним Босх (около 1450–1516)«Корабль дураков» 1495—1500. Лувр. Париж Картина полная острой социальной и политической сатиры с двусмысленным немецким названием «Narrenschiff» («Narr» — дурак, шут). Один из персонажей картины — Шут, одиноко сидящий на корме корабля, полного людей, погрязших в пороке и безнравственности.

Шутки Балакирева

Как-то он спросил Петра I: «Какое сходство между колесом и стряпчим из приказа?». И сам же ответил: «И того и другого надо почаще смазывать. Не подмажешь — не поедешь!»

Некогда одна бедная вдова заслуженного чиновника долгое время ходила в Сенат с прошением о пансионе за службу ее мужа, но ей отказывали известной поговоркой: «Приди, матушка, завтра». Наконец она прибегнула к Балакиреву, и тот взялся ей помочь. На другой день, нарядив ее в черное платье и налепив на оное бумажные билетцы с надписью «приди завтра», в сем наряде поставил ее в проходе, где должно проходить государю. И вот приезжает Петр Великий, всходит на крыльцо, видит сию женщину, спрашивает: «Что это значит?» Балакирев отвечал: «Завтра узнаешь, Алексеевич, об этом!» «Сей час хочу!» — вскричал Петр. «Да ведь мало ли мы хотим, да не все так делается, а ты взойди прежде в присутствие и спроси секретаря; коли он не скажет тебе „завтра“, как ты тотчас же узнаешь, что это значит». Петр, сметив сие дело, взошел в Сенат и грозно спросил секретаря: «Об чем просит та женщина?» Тот побледнел и сознался, что она давно уже ходит, но что не было времени доложить Вашему Величеству. Петр приказал, чтобы тотчас исполнили ее просьбу, и долго после сего не было слышно «приди завтра».

***

Thomas Davidson (fl. 1863-1903)
The Court Jester
Oil on panel, signed with monogram, bears inscribed label for the Dundee Fine Art Exhibition, 1877

***


Ян Лакоста (д’Акоста; 1665—1740) — придворный шут Петра I, Анны Иоанновны и герцога Бирона.

Был потомком маранов, бежавших из Португалии в Северную Африку. После долгих странствий по Европе обосновался с отцом и братьями в Гамбурге, где открыл маклерскую контору. Затем давал уроки этикета. В 1712 или 1713 году был представлен Петру I, находившемуся в Гамбурге, который взял его вместе с семьёй в Россию.

Лакоста был человек умный и ловкий, хорошо образованный: он говорил на шести европейских языках и превосходно знал Библию. Смешная, нескладная фигура и умение всем понравиться позволили ему стать шутом при дворе, где он получил имя Пётр Дорофеевич. Известно, что он помогал Петру I, которого называл «кумом», резать боярам полы кафтанов и стричь бороды. В 1717 году Ян Лакоста принял православие.

Пётр I любил вступать с ним в богословские споры и за усердную шутовскую службу пожаловал ему титул «самоедского короля», подарив ему один из безлюдных островов Финского залива — Соммерс,— в связи с чем Лакоста стал появляться на застольях в высоченной короне из жести, всегда сдвинутой на одно ухо.


William Merritt Chase (1849–1916) King's Jester

По инициативе А. Д.Меншикова в 1723 году был сослан в сибирское село Воскресенское (ныне Каслинский район Челябинской области) за связь с осужденным на смерть вице-канцлером П. П. Шафировым. Вновь был возвращён ко двору императрицей Анной Иоановной.
Стал героем многочисленных анекдотов.

Комментариев нет:

Отправить комментарий